Сёння 23 кастрычніка
Грамадзтва

Историческая память. Преследование ЛГБТ в нацистской Германии

Историческая память. Преследование ЛГБТ в нацистской Германии

в 1919 году в Берлине был основано учреждение под названием «Институт сексуальных наук» доктором Магнусом Хиршфельдом (1868—1935). Учреждение способствовует продвижению исследований и проведению дискуссий по семейным проблемам, болезням, передаваемым половым путем, проводит законы, касающиеся сексуальных преступлений, абортов и гомосексуальности. Автор многих работ, Хиршфельд, который сам был гомосексуалом, проводил на протяжении трех десятилетий реформирование законов, предусматривающих уголовное преследование за гомосексуальность. Результатом этой деятельности стало более либеральное отношение власти и общества к лицам с гомосексуальной ориентацией. До прихода к власти Гитлера, Берлин был одним из самых посещаемых гомосексуалами и лесбиянками больших городов. В городе было множество специализированных баров и ночных клубов.

Нацисты в своем уголовном праве не рассматривали женщин с гомосексуальной ориентацией (лесбиянок). Поэтому массовому и систематическому преследованию подвергались только мужчины-гомосексуалы. Выявить какие-либо данные по поводу других категорий людей, относящихся уже в настоящем времени к сексуальным меньшинствам трудно, а оценить количественно не представляется возможным, также как и определить число мужчин-гомосексуалов, уничтоженных нацистским режимом.

Нацисты рассматривали гомосексуальность как болезнь, или как преступный порок. В связи с тем, что у гомосексуалов не рождалось детей, созданное нацистами Центральное управление Рейха по борьбе с гомосексуальностью и абортами рассматривало эти вопросы вместе. Желание нацистского режима увязать гомосексуальность и аборты вместе являлось отражением ведения политики повышения рождаемости своего «арийского» населения.

1 сентября 1935 года, более жесткий, исправленный вариант параграфа 175 Уголовного Кодекса, изначально сформулированного в 1871 году, вступил в силу. Раньше он гласил, что за «противоестественное прелюбодеяние между лицами мужского пола или человека с животным наказывается тюремным заключением с возможным лишением гражданских прав». Теперь он охватывал широкий спектр «непристойных домогательств» и «непристойное» поведении мужчин. В частности, закон был дополнен отягчающими обстоятельствами, к которым относились принуждение к гомосексуальному половому акту под угрозой лишения жизни или нанесения увечий (как в качестве активного, так и пассивного партнёра), принуждение к гомосексуальному половому акту лица, находящегося в служебной зависимости от гомосексуала, половой акт гомосексуала с несовершеннолетним (лицом, не достигшим 21 года), гомосексуальная проституция.

Точное количество гомосексуальных мужчин, депортированных в концентрационные лагеря, неизвестно. Сегодня принято считать, это число составляет около 5-6 тысяч человек. Разные исследователи называют однако цифры от 5 до 15 тысяч человек. Единственной официальной статистикой являются данные 1943 года о 2248 гомосексуальных мужчинах, депортированных в 1940-1943 годы в концлагеря. Однако даже эта официальная статистика указывала на возможное занижение данных. Из всех депотрированных в концлагеря гомосексуальных мужчин лагеря пережили не более трети.

С 1940 года по приказу Гиммлера мужчины-гомосексуалы с рецидивом по 175 параграфу ссылались после вынесения им приговора в концентрационные лагеря на сроки до 10 лет. Такая же участь ждала и тех, кто отбыл тюремное заключение. После 1941 года, гомосексуалов, отбывших срок в тюрьме, уже не освобождали, а посылали автоматически в концлагеря. Некоторые подлежали кастрации и другим медицинским экспериментам. До сих пор неизвестно количество гомосексуалов, посланых на принудительное лечение в психиатрические клиники. Некоторые из тех, кто преследовался за свою сексуальную ориентацию, даже не идентифицировали себя как гомосексуалы, а лишь «были похожи» на гомосексуалов или вызывали подозрения в гомосексуальности у властей либо у осведомителей.

Заключённые концлагерей, осуждённые по §§ 175, 175a и 175b, помечались нашивкой в виде розового треугольника.

Гомосексуальные мужчины не всегда носили розовый треугольник на одежде. В Дахау треугольник был зелёным (уголовники), а в Нойенгамме подобные специфические нашивки на одежде применялись только к немецким заключённым: так, 5500 заключённых из Нидерландов носили красные треугольники политических заключённых, вне зависимости от статьи, по которой они были осуждены. В качестве отличительной метки на одежде стваилось число 175 (по § 175) или же буква А (от нем. Arschficker).

Первыми заключёнными, депортированными в концлагеря за однополые контакты, оказались мужчины, отправленные уже в 1933 году в лагерь Гамбург-Фульсбюттель. По воспоминаниям заключённых, гомосексуалов доставляли в этот лагерь почти каждый день.

Однако число депортированных в лагеря гомосексуальных мужчин резко возрасло с ужесточением антигомосексуального законодательства и созданием «Имперского центрального бюро по борьбе с гомосексуализмом и абортами».

Уже в 1936 году в концентрационный лагерь Дахау после нескольких облав на гей-бары в Мюнхене было доставлено несколько сотен человек.

Сохранилось несколько нацистских актов, по которым можно получить некоторую информацию о содержании гомосексуальных заключённых в Аушвице. Согласно сохранившимся актам 1941 года, в лагере среди 9396 заключённых с пометкой «175» находилось 40 человек. Возраст таких заключённых составлял от 21 до 60 лет.

На начало 1945 года число заключённых, носивших розовый треугольник в Бухенвальде составляло около 200 человек. Относительно числа «розовых треугольников» в концлагере Заксенхаузен нет точных данных, однако есть основания полагать, что их количество составляло несколько сотен человек.

Согласно воспоминаниям Гарри Паули (нем. Harry Pauly), бывшего заключённого «лагеря смерти» Нойзуструм, расположенного в Восточной Фризии, в этом лагере около 20% всех заключённых составляли гомосексуальные мужчины, а во многих соседних лагерях их число также было высоко.

О содержании гомосексуальных заключённых в концентрационных лагерях можно, в частности, судить по воспоминаниям бывших заключённых Бухенвальда. Общее число заключённых с розовым треугольником в Бухенвальде составляло менее 1%. Большинство из них были кастрированы. Среди всех заключённых «розовые треугольники» считались самой низшей кастой.

До осени 1938 года заключённые с розовым треугольником Бухенвальда находились в одном блоке с политическими заключёнными. С октября 1938 года они содержались отдельно и были назначены в «штрафную кампанию», где им приходилось работать в тяжёлых условиях на каменоломне. В отличае от других заключённых, которые назначались на штрафную кампанию временно, «розовые треугольники» были назначены на эти работы на постоянной основе.

С лета 1942 года вместе с другими заключёнными они были направлены на работу на военную промышленность. Зимой 1944 года гомосексуальные заключённые Бухенвальда были направлены в подразделение Бухенвальда - «лагерь смерти» Дора-Миттельбау для подземного производства вооружений. В результате нечеловеческих условий труда с 8 по 13 февраля 1945 года погибло 96 гомосексуальных заключённых, что составило более половины всех заключённых с розовым треугольником, содержащихся в Бухенвальде.

Доля заключённых с розовым треугольником, транспортировавшаяся через Бухенвальд дальше в различные лагеря смерти, по отношению к их общему числу в лагере была значительно выше, чем по другим категориям заключённых.

По воспоминаниям одного из заключённых лагеря Дахау, заключённые с розовым треугольником систематически уничтожались лагерным руководством и долго не оставались в живых в лагере. Бывшие узники Заксенхаузена также указывают на то, что гомосексуальные мужчины и евреи были особо презираемыми эссесовцами узниками в этом лагере.

Во многих концентрационных лагерях гомосексуальные заключённые содержались в изоляции от других узников в особых блоках. В лагере Заксенхаузен «розовым треугольникам» запрещалось в ступать в разговор с «треугольниками» другого цвета и даже подходить ближе чем на пять метров к их блокам. Цель такого запрета состояла якобы в защите «нормальных» заключённых от «совращения».

Изоляция заключённых с розовым треугольником способствовала тому, что эти заключённые практически не участвовали в самоуправлении лагерем и их назначение на роль капо было практически невозможно. Кроме того, изоляция способствовала уменьшению шансов этой группы узников на выживание в условиях концлагеря.

По воспоминаниям бывшего узника Заксенхаузена Хайнца Хегера, гомосексуальным заключённым запрещалось спать со спрятанными под одеяло руками, спать в одежде было запрщено. При этом окна блока были покрыты сантиметровым слоем льда. Лагерный контроль проводил несколько раз за ночь осмотры, и заключённые, застигнутые в постели в штанах или со спрятанными под одеяло руками наказывались: их обливали ведром воды и заставляли в течение часа стоять на морозе. Практически все подвергнутые данной процедуре получали воспаление лёгких и вскоре отправлялись в лагерный медицинский пункт. Заключённые с розовым треугольником возвращались живыми из медицинского пункта очень редко.

Даже заключённые концлагерей, в первую очередь политические заключённые, относились к гомосексуалам как к отвергнутым обществом.

Согласно исследованию известного немецкого социолога Юргена Лаутманна, смертность среди заключённых с розовым треугольником в два раза превышала смертность политических заключённых.

Аўтар артыкулу: Надежда Леоновна

facebook livejournal twitter youtube rutube vkontakte