Сёння 14 кастрычніка
Навіны

Любовь Восточного Блока глазами австралийcкого режисcёра Логана Мухи

Любовь Восточного Блока глазами австралийcкого режисcёра Логана Мухи

Логан Муха - молодой австралийский документалист, который провёл несколько месяцев прошлого года в Восточной Европе, снимая свой первый полнометражный фильм "Любовь Восточного Блока". На страницах ukgaynews.org.uk он рассказывает о своём опыте, в основном, в Беларуси. "Любовь Восточного Блока" закончен и готов к показу на кинофестивалях.

Я - гей, у меня есть бойфренд и я живу в стране, где многие представители ЛГБТ моего возраста ставят защиту своих прав на второе место после тусовок и секса. Мысли об этом подтолкнули меня к созданию "Любви Восточного Блока", которая вылилась в нечто гораздо большее, чем я мог тогда себе представить.

Не то чтобы у меня никогда не было желания создать фильм, но путь, пройденный к тому, чтобы воплотить в жизнь "Любовь Восточного Блока", стал для меня не только исследованием прав ЛГБТ в других странах, но в той же мере и открытием моей собственной сексуальности и её значения для меня самого.

После захватывающей поездки по странам Восточной Европы несколько лет назад, я не сомневался в том, что вернусь снова для того, чтобы исследовать ситуацию, в которой находится ЛГБТ-сообщество на пост-советском пространстве. Вернулся я с камерой, парой микрофонов и весьма приблизительным представлением о будущем фильме.

Началось с того, что я три недели погостил у гей-пары в Латвии, где я очень скоро обнаружил совсем не дружелюбные силы, возникшие в ответ на растущее и всё более ощутимое присутствие ЛГБТ в обществе. Назовём эти "силы" пережитками советской оккупации, такими как сильное влияние церкви и страх потери национальной идентичности перед наступающим "Западом". Это навело на мысль о более глубинных исследованиях и интервью, но только приехав в Беларусь, я понял, что нахожусь на пороге чего-то гораздо большего.

Я прилетел в белорусскую столицу Минск вместе со своим бойфрендом после секретной переписки по э-мейл с незарегистрированной и "нелегальной" организацией "GayBelarus". Распаковав вещи в славной советской высотке, я словил такси и протянул водителю адрес, написанный кириллицей.

После тёплого приёма на офисе организации, расположившегося на квартире, меня уговорили выпить не одну рюмку водки в традиционном стиле белорусского гостеприимства. Небольшая группа активистов удивила меня своей молодостью и страстным порывом в борьбе за свои права. Большинство из них было младше меня.

Я быстро привязался к Сергею Енину, 20-летнему белорусскому активисту, чей отличный английский сделал его нашим переводчиком. Нас впустили в мир "GayBelarus" в самый разгар подготовки к Славянскому гей-прайду при поддержке "GayRussia".

Это должен был стать первый прайд в Беларуси за последние 10 лет, и его уже запретили власти. Мы снимали всё, включая истории гей-активистов, драг-квин, транссексуала и рок-музыканта.

Истории из Беларуси, а также людей из других стран, которые мы посетили, строились вокруг одного и того же: видимости. Так или иначе, все стремились к видимости ЛГБТ сообщества, будь то румынская принцесса, отстаивающая права геев, польский искусствовед, организовавший выставку гей-искусства в Национальном Музее или лидер влиятельного анти-гей лобби.

Это обернулось такой выдающейся темой, что мы сфокусировали на ней свои усилия и направили свой фильм на документирование попыток и последствий растущей видимости гей-сообщества в Восточной Европе.

Начали возникать вопросы. Принимает ли общество перемены, идущие в направлении роста видимости ЛГБТ? Какова роль ЛГБТ-активизма в этих странах? Хотят ли представитили ЛГБТ этих стран добиваться своих прав?

Отношение к проблеме отличалось от человека к человеку, от страны к стране. Всё говорило в пользу того, что со времён независимости Восточный Блок всё ещё борется за то, чтобы обрести собственную идентичность.

Работая в команде из одного-двух человек на протяжении большей части съёмок, мы исчерпали свои ресурсы в попытках приблизиться к историям, которые раскрывались сами собой. То, что нас было мало, позволило нам постоянно присутствовать рядом с "GayBelarus", ежедневно снимая все аспекты подготовки, вплоть до самого шествия. Мы стали близкими друзьями с активистами, они впустили нас в свои жизни. Они открыли нам свои трогательные истории со всей откровенностью.

Я до сих пор живо помню, как у меня на глаза наворачивались слёзы, когда я записывал интервью транссексуалки до операции. Она рассказывала, что ей надо доказать собственную ментальную нестабильность, чтобы получить разрешение на операцию по перемене пола, и как бы ей хотелось покинуть страну, которую она очень любит, но не может сделать этого. Я видел, как она подала заявку на вступление в "GayBelarus" для того, чтобы бороться за свои права.

Наши близкие отношения позволили нам заснять много подобных историй, большинство из которых демонстрировало подавленность и боль рассказчиков, которые они испытывали, будучи такими какие они есть. Несмотря на кажущуюся отчаянной борьбу, их осознанное стремление и страсть маршировать на улицах и быть видимыми в попытке завоевать признание своих прав произвели неизгладимое впечатление, что я постоянно пытался отобразить в "Любви Восточного Блока".

Паводле GayBy.Net

Аўтар артыкулу: Логан Муха, UkGayNews.Org.Uk, перевод с английского Вячеслава Бортника

Рэйтынг:
 (галасоў: 2)
facebook livejournal twitter youtube rutube vkontakte