Сёння 15 кастрычніка
Навіны

Негероическая сторона журналистки Юлии Мицкевич или Месячные бабы Юли

Негероическая сторона журналистки Юлии Мицкевич или Месячные бабы Юли

Юля Мицкевич называет себя ЛГБТ–активисткой и феменисткой, работает журналистом в «Белорусских новостях». На протяжении более полугода Юля разными способами, отдавая себе отчёт или нет, пыталась внести нестабильность в гей–сообщество Беларуси, и иногда это даже получалось: у неё случались конфликты как со своими коллегами по Белорусской инициативе за сексуальное и гендерное равноправие, так и с представителями других ЛГБТ–проектов. Свою необоснованную критику она называет своим личным мнением, а лидеров крупных и активных ЛГБТ–проектов — «людьми, которые используют движение в своих целях».

Представители проекта ГейБеларусь чаще всего отмалчивались и публично не отвечали на оскорбительные заявочки амбициозной журналистки, но недавняя статья «Негероическая сторона Славянского гей–прайда», которая вызвала изумление и оскорбила всех белорусских ребят, участвующих в Славянском гей–прайде, не могла остаться без ответа со стороны белорусских соорганизаторов Славянского гей–прайда.

На самом деле многие факты, представленные в статье Юлией Мицкевич, либо умышленно интерпретированы в определённом негативном свете, либо вообще не имели места.

Мицкевич пишет: «Но не будь в российской столице в этот момент песенного конкурса, не было бы и такого повышенного внимания со стороны зарубежных СМИ. Приписывание чужой славы, чем занимается Николай Алексеев, — дело не совсем приличное, мягко говоря».

Учитывая, что ещё 5 мая пресс–конференция Славянского гей–прайда собрала почти 5 десятков человек, количество журналистов на самом Прайде не удивительно. Тем более не стоит забывать, что концентрация журналистов в Москве большая в любое время года — здесь работают представительства всех крупных информационных агентств мира и Европы. По–поводу «Евровидения», то организаторы заранее объясняли причину проведения Славянского гей–прайда в день финала песенного конкурса и не скрывали желания воспользоваться благоприятной медийной обстановкой.

Мицкевич упрекает: «Интересно, что имеет в виду г–н Алексеев, когда пишет, что «цель обеспечения безопасности участников была полностью реализована»? Может быть нахождение в течение почти 12 часов в изоляторе Раменского ОВД, который сам Н.Алексеев именует не иначе как «камера пыток», было сладостным и приятным? Или может быть то, что по возвращении на родину активистов из Гродно уже вызвали на беседу в… отдел по борьбе с организованной преступностью?».

Не известно чего от организатор ждала Юлия Мицкевич, но ходить за ручку с каждым из участников мероприятия не собирался никто. Все участники мероприятия — люди совершеннолетние, в здравом рассудке. Также все участники манифестации были предупреждены об очень высоком риске задержания. Был несколько планов действий, согласно которым нужно было действовать. Самое забавное, что возмущаются не сами участники Прайда, а «сердобольная» Юлия Мицкевич, на которую сейчас сами участники Прайда будут смотреть по меньшей мере с призрением.

Мицкевич делает колкое замечание: «Интересен и тот факт, что на «самом успешном» гей–прайде фактически не было радужных ЛГБТ–флагов (как это принято на акциях подобного рода), только несколько маленьких флажков, но зато везде — государственные и неофициальные флаги Беларуси. Занимательно, что хотели этим сказать организаторы?».

Даже если Юлия Мицкевич допускала возможность форс–мажорных обстоятельств на прайде, она решила перевернуть информацию с ног на голову и показать её в другом, негативном свете. На самом деле всё банально просто: доступ «радужной» продукции был задержан в связи со сложившимися обстоятельствами, сами же участники, добираясь до места мероприятия, не имели при себя абсолютно никакой «радужной» продукции, чтобы не быть заподозренными в участии в гей–манифестации. Белорусам удалось пронести флаги и они были оперативно развернуты, потому что время на ожидание не было: было 5 минут, участников вот–вот могли задержать. И вместо того, чтобы радоваться успешному участию белорусской делегации в манифестации Юля Мицкевич ищет какой–то подвох, какой–то тайный, обязательно плохой, знак от организаторов.

Юля, сама являясь ЛГБТ–активисткой, пытается всячески принизить значение мероприятия Славянский гей–прайд: «Гей–активист Алексеев пишет, что им удалось обманут спецслужбы, которые проиграли в схватке с теми, кто принял участие в Славянском прайде. В чем же заключается победа одних и проигрыш других? Наверное, в том, что автобус с активистами был остановлен сотрудниками ГИБДД, не успев доехать до места сбора на Воробьевых горах, и все, что удалось — это пробежать 10 минут, красуясь перед фото– и телекамерами. Но, как очень верно заметил один из белорусских ЛГБТ–активистов, акция под названием «квир–шпацыр», которая прошла в Минске, длилась по времени гораздо больше и обошлась без задержаний. И никто из ее участников после этого не стал именовать себя героем».

Организация манифестации в Москве переросла в настоящую подпольную операцию. Юля не была на мероприятиях Прайда, она не могла знать о тех трудностях, с которыми сталкивались организаторы, даже организовывая элементарное передвижение по городу. Юля также не знает, что в дни Славянского гей–прайда по разным причинам не работали гей–клубы и гей-сауны Москвы. Это само за себя говорить о напряжённой обстановке, которая была в связи с проведением 14–17 мая Прайда. Хотя Юля не присутствовала не только на мероприятиях Славянского гей–прайда, но и на «Квир–шпацыры», который, кстати, организовал также Сергей Андросенко, председатель проекта ГейБеларусь, соорганизатор Славянского гей–прайда. По–этому поводу он заявляет следующее: «Квир–шпацыр — это отличная акция, но от неё нет такого резонанса, как от Прайда. Квир–шпацыр, это как и запускание шариков в небо, и возложение цветов — так называемые «лёгкие акции», на которые легче собрать людей. Но ни небо, ни мёртвые не могут помочь нам в достижении равноправия. Не станет меньше гомофобии или больше гражданских свобод у гомосексуалов от запущеных шариков. Наш Прайд сегодня — это протест, мы выходим с реальном протестом. Почему «квир–шпацыр» прошёл без задержаний и происшествий и длился дольше, думаю, объяснять не стоит. Позиция Мицкевич очень скользкая: возможно, она выступает не столько против самого Прайда, сколько против её организаторов, но чтобы очернить их, она автоматически очерняет идею Прайда, идя вразрез со всей европейской ЛГБТ–историей и европейскими понятиями».

Потом Юля начинает рассказывать о фактах, о которых организаторы прочитали впервые из цитируемого гадкого материала: «Как рассказали в неформальной беседе участники Славянского прайда из Беларуси, организаторы обещали выдать им сим–карты московских мобильных операторов, чтобы в случае задержания была связь. Симки не выдали».

Тут Юля либо выдумала, либо услышала что-то по «испорченному телефону». Мицкевич должна знать также, что по российским, как и белорусским правилам СИМ–карты должны оформляться на паспорт владельца и никак иначе. В принципе писать в стиле Мицкевич не мудрено, потому что, как нам сообщили в неформальной беседе активисты БИСГР «Мицкевич — склочная баба, которая не прекращает конфликтовать и внутри самой инициативы за сексуальное и гендерное равноправие».

Также Мицкевич без разбору рассказывает «правдивые факты» далее: «Когда отпущенных из ОВД белорусов отвезли по разным сторонам, у них элементарно не было возможности связаться ни с Алексеевым, ни с кем бы то ни было еще, чтобы узнать, что им делать дальше. Когда же они, трясущиеся в поезде по дорогое в Минск, наконец, смогли дозвониться до организатора с белорусской стороны Сергея Андросенко, тот им категорично заявил: «Никакой помощи из Москвы не будет. Не ждите». С тех пор С.Андросенко, который остался «почивать на лаврах» в Москве, на телефонные звонки своих товарищей не отвечает

И ничего страшного, что между освобождением из ОВД и отъездом в Минск прошли сутки и освобождённые белорусские участники в 2 группах, в теплоте и не в обиде, праздновали успешное проведение протеста. Но Мицкевич сгущает краски и ищет любую возможность очернить удачно проведённое мероприятие. Она переделывает, вырванную из контекста цитату Сергея Андросенко, который сказал, что «будьте спокойны, помощь не понадобиться». Также Юля не догадывается о том, что Сергей Андросенко остался в Москве по той простой причине, что одному из представителей белорусской делегации Юрию Козаченко не вернули паспорт и он элементарно даже не мог купить билет. Одного Юру в Москве оставить было нельзя. Сергей Андросенко начинает даже оправдываться: «Я на вокзале сдал вещи в камеру хранения и когда села батарея, я не мог подзарядить телефон, сделал это только, примерно, через сутки. Не скажу, что я не доволен перебиванием в Москве, но это была вынужденная задержка».

Тут Юля, облив грязью оргкомитет, не может не отметить, какие на этом фоне особенно хороши её друзья: «Отдуваться и расхлебывать эту кашу пришлось другим. Администратор портала Gay.by Александр Полуян по собственной инициативе организовал на своем сайте онлайн–репортаж со Славянского гей–прайда, постоянно отслеживая новости из разных источников, а потом договаривался с Белорусским Хельсинским комитетом о возможности получения юридической помощи для вернувшихся белорусских ЛГБТ–активистов».

Аўтар артыкулу: Рада ГейБеларуси

facebook livejournal twitter youtube rutube vkontakte